JS
История
add
Вход
#32596

Alexander Syrchikov

Жили мы с сестрой в деревне, у бабушки. Я сестра и брат двоюродный, лет 12 ему, Вадик. Бабушка каждый вечер ходила на посиделки с другими бабуськами, пообщаться. Как-то раз, уходя, она оставила Вадика за старшего. Кроме прочего, ему обязательно надо было нас покормить. Был рыбный суп и конфеты с молоком. Помню, Вадик говорил нам, что конфеты с молоком - это невкусно.
Всё обошлось без приключений. Вечером бабушка вернулась.
- Ну, ели?
- Ели.
- Что ели?
- Суп рыбный.
- Рыбный суп?! Да ты с ума сошёл! Он же вчерашний, испортился, наверное, уже!
- Да нет, нормальный был.
- Эх ты, голова два уха!
Дальше началось что-то не вообразимое.
Глядя в окно нашей избушки, я видел, как бабушка держит мою сестру сзади за руки, а Вадик сует ей в рот большое гусиное перо. Её тошнило прямо на деревянный пол нашего двора. Я сразу понял, что это - только начало, и что меня ждёт та же участь. Всё это действо мне сразу как-то не по душе пришлось, и я решил дать дёру, пока и до меня не добрались.
Выскочив из дверей, я сразу рванул на крышу, так как понимал, что пробежать через двор - не вариант. Вадик знал все наши ходы и поджидал меня у места, где мы обычно спрыгивали. Но, благодаря разгону, я перелетел через него и пустился к реке.
Забота о нашем здоровье придавала бабушке невероятную, для её лет, скорость. У неё получилось сграбастать меня у реки и подтащить к себе. Но я - не сестра, и так просто не давался, сопровождая отчаянные попытки высвободиться ударами локтей и колен. Но и бабушка тоже была не промах, держала хорошо. Вадик бежал к нам навстречу с большим пером в руке.
- Вадик, быстрее, давай быстрее, я его не удержу!
И тут, видимо, понимая, что Вадик не успеет, бабушка сунула мне в рот два пальца. Помню, они были какими-то солёными на вкус, и мне не понравились. Не долго думая, я укусил пальцы. Бабушка вскрикнула, хватка сразу ослабла, и я вырвался. Обернувшись назад, я видел удалявшиеся силуэты бабушки и Вадика с пером. Они стояли рядом и молча смотрели мне вслед.
Видимо, скорость, что я развил, не оставляла надежды догнать меня, или они просто выдохлись.
И тут, уже за своей спиной, я услышал фразу:
- А черт с ним, пусть бегает, у него желудок крепкий!
Я понял: это - свобода. Я бежал, не чуя ног, уже просто так. Весеннее солнце золотило редкие остатки снега, раскованная из льда река бежала в ту же сторону, что и я. И небо, синее-синее, свобода!

share
53
like
like